I should keep my diary (if not writer's notebooks), and I didn't...

2008 pages : sum * notes * media * 2008.HTML

2007 -- I came to blogs, and -- as alternative -- to diary. Russian, including.

t-blog : Add to Google

my.telegraph.co.uk/anatolant [politics/write]

... "Долго убеждать Антохина нужды не было. В Советском Союзе он был драматургом и театральным режиссером, считался весьма перспективным талантом, перед ним открывались заманчивые перспективы театральной карьеры. Но он променял ее на трудную долю перебежчика именно потому, что не мог и не хотел лгать в своем искусстве в угоду агитпропу."
Semen Reznik

... it was long ago, as if not in my lifetime.


filmplus.org/anatoly + filmplus.org/ethio -- blogs and pages
filmplus.org/anatoly [film] * diary pages @ nonfiction * blogs : Anatoly XXI * страницы по-русски
2008 -- russian diary [ru]
anatolant.blogspot.com
anatoly.org

Subscribe to RSS headline updates from:
Powered by FeedBurner

aDiary Pages
... Да что там было понимать, когда мои родители не верили в меня, а верили против...

blogs

[ cuts from other pages? ]


dir.txt : [ 0 ] [ 1 ] index

archive

The man who writes about himself and his own time is the only man who writes about all people and all time. - George Bernard Shaw
title

9.6.03. I don't have enough of it. Life is too small. I look at the world, this big world with the big history -- and I feel, how small...
I die to make it live. It should -- like a child, a flower. I am much bigger than the world -- I understand. I want the world to be without me. I think that the world exists only because I want it to exist. Even without me. There are many answers I am beyond. The new property. We cut trees. Many of them older than me. They are on the ground, not dead yet. Still green. Death is a process. But they are gone. Why do I say that life is small?

29 апреля 2005. Эхо Москвы. По интернету. Я устал от Америки и этой политики, но Российская еще хуже. Совсем безнадежно.
Два несовместимых ощущения -- столько перемен за мои 56 лет, и -- ничего не изменилось. "Возможна ли в Росии демократия?" Да, но тогда распад будет продолжаться. Вот как. Вот тебе и Московская Русь, если не древляне и поляне...

Что же -- на штыках всё держалось? Свобода = смерть Российского государства?
А как же культура?
Путин -- опять царство чиновников, как при царях или советах.
И в Америке государство растет на глазах. На моих глазах.

Вот тебе, бабушка, и интернет. Коммунизм, он всегда без границ и берегов.

"Америка -- друг или враг?" Пополам -- это мнение слушателей. Здесь, наверное, тоже так -- о России (но не опрашивают).
Это Россия - враг русских и американцы -- враги Америки.
Как это понимать?
Ну а кто мой самый большой враг? Я сам, конечно. Это-то понятно?
Поэтому они и ищут врагов, внешних. "Террористов" -- с теми-то можно бороться; искать, ловить, убивать, судить.
Сколько их, этих террористов? Думаю, что и десяти тысять не наберется. Это хорошо, можно охотиться и за одним. Как за чертом.
Вот оно царство рабочих и крестьян! Дай им беса и русалку.
Вот от страха они друг друга и убивают, тысячами.
.....
.....
..... Resistance. what is a strange word for a war!

5/24/06/ Сны. Просыпаюсь -- и подавлен. Конца этому «саморазоблачению» нет. Интерпретация снов? Так там все «прямым текстом», или почти. Поражает очевидность – как же я не видел, не замечал? Когда другие видели уже...

Но я ведь и «признаваться» не хочу, вот тебе и «исповедальная проза»...
Никакие «Антохины» не помогают. Я их «по кроям» пишу.

antohins.vtheatre.net

7/6/06 Дневники не нужны, все записывается, все хранится, электроника ничего не потеряет. А раньше человек был «технологией» памяти человеческой.
Способность хорошо писать была нужна, когда большинство было неграмотным. Был нужен один, кто опишет других, а теперь каждый должен сам себя. А талант? Учиться, учиться, и еще раз учиться! Дар? Можно и без дара. Всему можно научиться.
Электронные дневники – самовыражение. Только не в стихах (даже «белых»). На страшном суде каждый должен давать показания. «Последнее Слово» (название). Вот она, культурная революция, учат всех, даже насильно, принудительно, долго. Говорят теперь всю жизнь надо учиться и переучиваться.
Опредение «интеллигенция» внеклассовое.
Разве мало фотографии для «личных страниц» ? А невидимое, тайное? «Личное» подавай, исповедь! «Чистосердечное признание», как говорилось. Страшный суд требует «правды».

Зачем?
Баланс одиночества публичностью? ... Вопросы не помогают. Не те, наверное, задаю.

Борьба за бессмертие – дело рук самих смертных. Как и воскрешение.
Безотцовщина Федоров хотел отца, графа-князя Гагарина, к жизни вернуть. А что мы о нем знаем? Господин Гагарин не хотел вечной жизни, не работал для собственного воскрешения. А Пушкина и вокрешать не надо, вот он, живой. Даже лучше, чем был.

Электронные эти дневники, чтобы бумагу не переводили. Зачем книга «потоку сознания»? Пусть в «идельном пространстве» упражняются. Этого пространства много, а надо, так еще сделаем. Машинная память, ей все равно, что помнить.

Стихи появились, чтобы помнить было легче? И хорошая литература, чтобы запоминалось. А машине этого не надо. Как в геологии, где и камень помнит. Своей жизни нет, так жизнь вокруг запоминает. Хорошо, не камень, а дерево, если уж очень обидно сравнение.

«Домашние страницы» -- дома духу в «этом мире» нет, потребовался электронный. Про электричество помню – «Не подходи, убьет!» или «Не влезай, убьет!» А мы влезли. И живем там, внутри. И как быстро, поколения не прошло. Меня на программиста при Хрущеве учили.

Что же делать будут «потомки» со всеми этими биллионами дневников? Читать, изучать? Не хранить же весь этот мусор вечно? Или теперь каждое слово навсегда остается?Может и вправду «слово не воробей»...?

... И опять пауза, многоточие, молчание. Не знаю, не вижу. Или поверить в это безумие не могу, не хочу. А почему? Только потому, что так до меня не было? Много чего до меня не было.

И зачем обо мне помнить? Мне самому, и, тем более, другим? Ведь жили до сих пор в мире, где было забвение. А потому и память. Важное помнить, глупости забывать. Или ерунды больше нет, все важно? Страшный суд, опять. Ладно, память – тоже борьба за существование, инстинкт самосохранения. И электронные дневники – борьба за жизнь. Нашли, наконец, место где все хранится вечно – ничто, пустота. Небытие?

( в русский вариант «Технологии» -- http://vtheatre.net/tech/new.html notes.html )

Вернадский, ноосфера. Может наше время сравнивать надо даже не с геологий, а возникновением вселенной? С появлением материи, с началом всего. А как еще Антохину бороться за самосохранение, если не против законов энтропии? За свою, что называется, шкуру – а приходится, против всего, включая термодинамику. Если хотите бессмертия, контролируйте мир...

«Вы говорите, безумна? Вопрос в том, достаточно ли безумна теория?» Эйнштейн. Достаточно ли радикален Вернадский? Ницше считал трусость мысли самой большой трусостью – вот беда моего времени. Испугались мечты коммунистов. Собственного отражения, мутного, неясного. Крови испугались. И закрыли, не глаза, а ум.

Конечно, одно дело мечтать, а не делать. Мы делаем.

http://vtheatre.net/nr/notes.html

10.10.06 -- diary.vtheatre.net

Какие там русские? Играющие русских. Как постмодернисткую Америку изображают те, что назвают себя американцами. Играющие в национальность. Как теперь решают быть мужчиной или женщиной. Дело выбора. Можно изображать подростков, когда старик – все можно. «Все позволено»? Вот она победа души над телом (хотя ныне принято говорить – разума). Номо сапиенс – он нейтрален. Ну, животное (по инерции). Ну, размножается по-старинке (пока). Ну, умирает (разве это важно, когда вместо жизни существование?)

А как иначе должно было быть? Сколько можно было эволюционировать? И все в одно сторону – «к высшему». Рано или поздно должен был произойти тот магический «качественный скачек» (из цартсва необходимости в царство свободы, так?) Свободы от себя (гуманизма и всего человеческого, слишком человеческого).

Исламские экзистенциалисты сменили пламенных коммунистов. Самоубийцы-постмодернисты «летают самолетами». Какое тут подполье? «Естественное» все загнано в подземелье. Хотя разве идеи это не естественно для думающего тростника? Разве я не командир своего тела?

Русского изображать легче, чем чукчу – роль богаче. Но какой я русский? Кроме ново-русского языка и советских воспоминаний ничего за душой, как говорится, нет. И «любви к родине», как и наколки «не забуду мать родную», у меня нет. Я и в американца играю. Ну а кто роли исполняет?

Об этом и была пропавшая книга Self. О Боге. О себе.

Тут-то не до актерства. Тут серьезно. Тут Сыну до Отца далеко. До абсолютного одиночества. Бог-то один, даже когда их много.

Надо было по-русски писать. Хотя и тогда бы не получилось. А эдички и венечки написаны. «Это я, Анатолий» или «Это я, Толичка»? Да у меня и имени ведь нет. И сколько ни всматривайся в зеркало или фотографии – нет, не я. Совсем не похоже.

Хуже, чувство – а кто это такой? И какое он ко мне имеет отношение! Родственник? Знакомый? Смотрит на меня не по-дружески...

На что ушла жизнь? Изображал кого-то. Словно и не жил.

Жизнь – это для живого, а для нас – бытие. Какая у бога жизнь? Нет, не спроста бегут теперь от разума, пожить хочется. Уж не об этом ли история Христа? Сына, человеческого. С рождением, младенчеством...

Вот так и цепляемся за тело, за то, что русские. За землю. За людей.

Страшно.

Хорошо было быть русским, китайцем, эскимосом... Все они вымерли.

2005 -- 2006 -- 2007 -- 2008 -- 2009 --

diary.vtheatre.net archive[ru]

Russian Literature

http://hrono.rspu.ryazan.ru/literatura.html See who's visiting this page.

blogs : Anatoly XXI * Webman's * Anatoly ALL * film * theatre * feedsmenu * links

footer.txt : sticky notes?

keys: anatoly.groups.live.com : anatolant and anatoly : antohin.wordpress.com
dreams & DREAMS * Anatoly Antohin

Everything about web is ARCHIVE!

...

2009 vs. 2009 [AK vs. ET -- is it right?]